Моя бабушка Хатидже Чапчакчи

Гульнара Коротаева. В ОАО «Газпром промгаз» проработала 13 лет в должности ведущего инженера отдела корпоративного управления. Ее тетя Виляде — дочь героини истории — 25 лет трудилась в ОАО «Газпром».

В июне в Симферополе тепло: воздух и море постепенно прогреваются, на улице Хатидже Чапчакчи цветут душистые магнолии, ленкоранская акация, ядовитый олеандр, лавровишня, юкка, жасмин и каштаны.

Улица названа именем моей бабушки — Хатидже Чапчакчи, легендарной подпольщицы, члена ВКП(б), состоявшей в симферопольской подпольной патриотической организации с октября 1942 года.

Почти 72 года назад, в июне 1943-го, бабушка была зверски убита гестаповцами. Место ее захоронения неизвестно. Но память о Хатидже Чапчакчи жители Симферополя хранят до сих пор. В музее местного медицинского института есть стенд, посвященный моей бабушке. Татарская писательница Велядие Насырова описала ее жизнь в своем рассказе «Омюрден къыйметли», в Симферопольском театре очень долго шла (и, может быть, идет до сих пор) пьеса о героической подпольщице Хатидже Чапчакчи.

Уже в первые месяцы вражеской оккупации в Крыму активно действовали 33 подпольные организации и группы, объединявшие 386 человек. Многие из них работали по заданиям партизан. Подполье являлось важным звеном связи партии с населением, организатором борьбы масс с захватчиками в городах и других населенных пунктах. Распространяя призывы обкома партии, сводки Совинформбюро, листовки и газеты, подпольщики укрепляли в сознании советских людей уверенность в победе, указывали им пути борьбы. По далеко не полным данным, за период своей деятельности подпольщики Симферополя совершили 63 крупные диверсии и вооруженных нападения на вражеские объекты.

Бабушка тоже была в подполье, самоотверженно боролась с фашистами в отряде под командованием «дяди Володи» (это была подпольная кличка командира одного из самых больших партизанских отрядов). Она была очень красивой, сильной и волевой женщиной. Несмотря на то, что она подвергала смертельному риску своих дочерей (мою маму и ее младшую сестру), бабушка Хатидже не могла поступить иначе.

Во время оккупации Крыма бабушка работала врачом в своем районе и, пользуясь доступом к медикаментам, врачевала своих товарищей по партизанскому отряду. Только два человека знали о том, КЕМ она была на самом деле — связной Николай и «дядя Володя» (Абдула Дагджи), c которым она была знакома много лет и который был ее наставником сразу после вступления в коммунистическую партию.

До сих пор неизвестно, как гестаповцам удалось выйти на след подпольщиков. Но в июне 1943 года часть из них была арестована. В том числе моя бабушка. Тюрьму, в которой содержались подпольщики, охраняли румыны. Очевидцы тех событий свидетельствуют, что арестованных подвергли изуверским пыткам.

По воспоминаниям моей мамы, старшие родственники пытались выкупить бабушку: ходили по домам, собирали золото. Но не успели. Мама помнит последнюю встречу с бабушкой Хатидже. Какая-то родственница взяла ее и младшую сестру Веляде в тюрьму. Свидание длилось всего несколько минут. Во время свидания бабушка положила какую-то записку маме в карман, но что это была за записка, мама не помнит (была маленькая). Больше мама с сестрой не видели бабушку Хатидже. По одной из версий, она была зверски забита железными прутьями, по другой — расстреляна гитлеровцами.

Младшую дочь Веляде забрала в Москву родная сестра бабушки, а старшую (мою маму) вместе со всеми татарами в товарных вагонах вывезли в Узбекистан. Она попала к родственникам отца. Жизнь в Узбекистане была ужасной, и моя мама сбежала от родственников в детский дом. Чтобы ее найти, сестра бабушки обратилась за помощью к Светлане Аллилуевой, и та помогла отыскать маму. Так мама тоже оказалась в Москве.

Из книги о Хатидже Чапчакчи

«…Год 1943. Симфирополь. Центр города. Бывший Дом культуры, а ныне гестапо. В одну из комнат на допрос приводят узкую, большеглазую женщину неопределенного возраста в разорванном платье и со следами многодневных пыток на лице и теле. Допрос проходил с переводчиком по одному и тому же сценарию: задавались вопросы о партизанском отряде, именах участников — с обещанием сохранить жизнь не только ей, но и ее двум маленьким дочкам. Не менялись и ее ответы: „Не знаю, не знакома, не участвовала“. И лишь при упоминании дочек чуть сжались руки. Потом, как обычно, ее стали бить. Теряя сознание, Хатидже услышала раздраженный голос: „Это последний раз, даю тебе три часа на обдумывание“. И дальше, обращенное к зашедшему младшему чину: „Ликвидировать!“

Очнулась в камере. Последние часы думала о детях, гордилась, что выдержала побои и никого не предала… Очень хотелось жить и увидеть своих девочек»...

Выдержки из справки и архива Московского института марксизма-ленинизма: Хатидже Азизовна Чапчахчи, 1912 г.р., родилась в селе Юкры Аутка, член партии с 1940 года. Входила в конспиративную группу Абдулы Дагджи (д. Володя). Арестована в июне 1943 года. 2,5 месяца провела в гестапо. Не выдала никого из своей группы. Оставила после себя двух маленьких дочерей, которые были воспитаны родной сестрой в г. Москва.

Память народа

Подлинные документы о Второй мировой войне

Подвиг народа

Архивные документы воинов Великой Отечественной войны

Мемориал

Обобщенный банк данных о погибших и пропавших без вести защитниках Отечества

LiveJournal Share Button